31 марта 2011 г.

Стройка завершена! - Building is finished!

Ура, это наконец-то свершилось! Мой многострадальный домик завершён!
Вот уж не думала, что он отнимет столько времени!
Эта рамочка повергала меня в уныние - даже не знаю, почему. Каждый раз вышивая квадратики, меня тут же начинало клонить в сон. И ведь вроде бы казалось бы, столько положительных эмоций, столько цвета! Прекрасный проработанный дизайн, интересная схема! Но рамочка...
Но я-таки это сделала!!
Cinnamon Cat "Home sweet home" законечен!
Осталось только постирать его, погладить и оформить.

Hurrah! It has happened! My long-suffering house is finished!!
I didn't think it would take so much time!
This frame casted me down, I don't know why. Every time stitching the blocks I began to fall asleep. It wouldseem, so much positive emotions, so much colours, a wonderful worked out design, and interesting pattern! But this frame...
In any case, I've done it!!
Cinnamon Cat "Home sweet home" is finished!
I need only to wash it, iron and frame.

28 марта 2011 г.

Викторианский романтизм - Victorian romantism

Продолжение переводов из книги "Victorian fancywork" (Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974 г.) о Викторианской эпохе. Все иллюстрации взяты из книги. 

I continue a serie of translations from the book "Victorian fancywork" by Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974, about the Victorian time

Вследствие быстрорастущей технологии, как ни парадоксально, родилось новое чувство романтизма. Оно нашло выражение в литературе и живописи, а также вышитых дизайнах, пришедших из Германии.
В начале промышленной революции писатели и художники, как и все прочие, с радостью встретили новые образы, которые механизация воздвигла по всей земле. Они верили, что сумели раскрыть дух, в котором гармонично сочетаются промышленность и природа. Ранний этап промышленной революции казался им не осквернением природы, а её украшением. Однако прошло время, и представители романтизма впали в полное отчуждение от индустриализации, которая прежде давала им вдохновение.
Чувство, что их предали, несомненно, усугублялось тем смущённым теплом, с которым они тянулись к промышленности. Поэт Джон Дальтон также не стал исключением и в 1755 году описал свои восторги в «Описательном стихотворении, посвящённом двум дамам, на их возвращение с осмотра угольных шахт в Уайтхэвене». Он признавался им:
Когда мы созерцаем значительные изменения в дикой, необработанной почве, во время её зрелости, не замечая общего роста и прогресса, мы поражены и удивлены, столкнувшись с тем, что лицо Матери-Природы столь сильно меняется. Раньше оно несло в себе обаяние и романтичность: те самые сказочные и роскошные описания, о которых говорили поэты, золотистый урожай, мгновенно поднимающийся из-под колёс фаэтона Цереры. Теперь же фаэтон едет по бесплодным пустыням, которые только лишь из-за нашего изумления кажутся слишком необычным видом, чтобы выразить величие и кажущуюся неожиданность подобных изменений...

Памятники индустриализации строились в героических масштабах. Никто ранее не видел ничего подобного. Они внушали трепет. В 1794 году Джон Бинг [британский адмирал, прим.перев.] был ошеломлён видом некоторых фабрик: «Эти бумагопрядильные фабрики высотой в семь этажей, заполненные людьми, напоминают мне вышколенных военных; а когда они освещены тёмной ночью, они выглядят особенно красивыми». В начале промышленной революции искусство металось между высокими зданиями и живописными ландшафтами. Изамбард Кингдом Брюнель (1806-1859) [выдающийся британский инженер, прим.перев.] при работе на Большой западной железной дороге преднамеренно уставил устье туннеля незаконченным, поскольку в таком виде тот больше походил на разрушенные средневековые ворота. Для большей живописности инженер также оплёл их плющом.
Представители романтизма не стремились ни вызвать благоговейный страх, ни восхитить умилительными сценами. Напротив, они пытались через субъективное представление природы (импрессионизм) пробудить эмоции зрителей, взволновать их чувства. Романтизм бросил вызов рационализму, который воодушевлял промышленную революцию. Он содержал, по словам Берлин Исайи [английский философ, прим.перев.], общую идею о том, что «истина не является чем-то объективным, независимым от того, кто её ищет, неким спрятанным сокровищем, она во всех своих проявлениях создана самим искателем». Романтики с презрением относились к оппортунистам, заботясь о разнообразии индивидуальностей, и со скептицизмом – к гнетущим общим формулировкам и конечным выводам. Они превозносили воображение над причинами. Романтизм воплощал идеи настроения, которые кратко изложил Кэмпбелл в своей строчке: «Этот путь привносит очарование увиденному». Это подразумевало некий отход назад, однако вместе с тем, и то, к чему двигаться. Романтизм стал уходом от внешнего опыта к внутреннему.

Отвернувшись от омерзительности промышленных районов и считая глупой рождаемую механизацией рутину, представители романтизма обратились к природе. Некоторые стали страшиться тех изматывающих потерь, которые были вызваны промышленностью и делались массовыми. Отношение к промышленность стало очень жёстким. В 1820 году американский писатель Джордж Тикнор сделал следующее описание города Ньюкасл-апон-Тайн:

Вблизи любого угольного карьера количество мелких частиц, которые выбрасываются наружу, становится нескончаемым, а воздействие, усердно производимое на землю со всех сторон как машинами, так и работающими на них людьми, воистину ужасает. Мне казалось, что я нахожусь в  мрачной преисподней Данте.

 

Увы, слишком поздно писатели и художники поняли, что сельское хозяйство – это естественная здоровая база экономики. Их пыл был умерен искусственностью и бездушием современной урбанизированной жизни. В 1822 году Леопарди [итальянский поэт, прим.перев.] писал из Рима, объясняя бессердечие жизни в большом городе:

Возможно, в маленьком городке нам будет скучно, но ведь его жители так или иначе связаны друг с другом и вещами вокруг, поскольку круг этих взаимоотношений невелик и пропорционален человеческой природе. В крупном же городе человек живёт, не взаимодействуя со всем, что окружает его, поскольку область этого взаимодействия настолько велика, что ни один человек не может заполнить её или ощутить вокруг себя, нет никакой возможности контакта между этой областью и самим человеком.

Начался крах системы взглядов и других базисов, поскольку, как написал в 1810 году Ахим фон  Арним, люди создали «особое чувство мимолётности, столь подходящее ко многих сегодняшним душам, полным меланхолии». Само слово «романтичный» в том смысле, в котором оно сейчас, впервые стало использоваться для обозначения определённых свойств пейзажа, позволяющих каким-то образом создавать настроение средневековых романов, в которых воображаемое ставилось значительно выше реальной возможности.
Общественный вкус в Викторианское время отражал это «бегство в романтизм», зачастую становясь слащаво-сентиментальным. Женские журналы стали сотнями публиковать трогательные истории, в которых герой и героиня встречаются, влюбляются и женятся в различных экзотических местах, вдали от промозглой и бессмысленной атмосферы викторианских городов. Гравюры изображали милые пасторальные сцены. Поэты восхваляли средневековые романы или, как, например Теннисон в стихотворении Locksley Hall душещипательные истории о несчастьях. 


Берлинская вышивка [т.н. Berlin woolwork, прим.перев.] с её бесконечным разнообразием роскошных цветочных дизайнов и романтических зданий среди красивых ландшафтов, как нельзя лучше подходила к общественному вкусу. Вышивка предлагала столь востребуемое желание цвета и волнения и позволяла миллионам женщин найти своё самовыражение. Неудивительно, что она нашла такое широкое распространение.

25 марта 2011 г.

Вкусные Пятницы, март - Tasty Fridays, March

Булочки
Эти булочки делаются из дрожжевого теста, однако это самое простое дрожжевое тесто, которое Вы когда-либо видели! Готовить их очень легко, они вкусные и совсем несладкие, так что легко могут заменить хлеб!
На 8-10 булочек среднего размера понадобится:
3,5 стакана муки
1 пакетик сухих дрожжей
1 столовая ложка растительного масла
2 чайные ложки мёда
1,25 стакана тёплой воды
одно взбитое яйцо для смазывания поверхности
Заместить тесто из всех ингредиентов (кроме яйца), просто смешав их вместе. Скатать булочки и выложить их на смазанный сливочным маслом противень. Оставить на полчаса в тёплом месте подходить. Важно, чтобы противень стоял не непосредственно на горячем или тёплом, а рядом с ним - например, можно накрыть булочки полотенцем и выставить на солнышко в комнате. Духовку разогреть до 230 градусов. Увеличившиеся в размерах булочки смазать взбитым яйцом и выпекать 15-20 минут.

Rolls
These rolls are leavened but it is the simplest leavened dough that you ever seen! The rolls are cooked in a very simple way, they are tasty and non-sweet, so, they can be eaten instead of bread! 
For 8-10 rolls you will need:
3.5 cups of flour
1 pack of dried yeast
1 tablespoon of oil
2 teaspoons of honey
1.25 cups of warm water
one frothed egg for slurring
Do the dough kneading from all the ingredients (except the egg), simply mixing them together. Make rolls, put them to an oiled baking tray and leave for 30 minutes in a warm place. It is important that the tray stands not straight at anything warm but near it: for example, you can cover the tray with a towel and put it to a sun place. Warm your oven up to 230 centigrade. Slur the increased rolls with a frothed egg and bake them for 15-20 minutes.
 

Вчера был какой абсолютно бестолковый день, и булочки мои вышли такими же бестолковыми. С дочкой наперевес (она нудела и хныкала из-за того, что у неё растут два зуба, один из которых клык), прицепившейся ко мне, точно обезьянка, я честно пыталась сварганить хоть что-то, напоминающее булочки. Вышло не слишком удачно. Однако когда по кухне стал расползаться булочный аромат, я поняла, что всё не так и плохо.
Yesterday was a totally confused day, and my rolls turned out to be also confused. With my daughter on the hands (she was whimpering and complaining because of two teeth growing, one of those was a canine), sticked to me like a little monkey, I was trying to do anything resemble rolls. I didn't succeed much. But when the wonderful smell began to spread all over the kitchen I understood it was not as bad as I thought.

Это был запах сдобы, запах детства, запах тёплых бабушкиных рук, белых от муки, которые тайком от мамы совали мне самую первую плюшку, ещё горячую и дымящуюся.
It was a smell of shortening, of childhood, a smell of warm granny's hands, white with flour, that secretly from my mom have me the first bun, still hot and steaming.

Моя бабушка - мастер выпечки. Её бесподобные дрожжевые пироги с мясом-капустой или айвой, пирожки с яблоками, картошкой или вареньем, а также сахарные, мягкие-мягкие плюшки - это одно из самых трепетных и волшебных воспоминаний детства. Я не знаю никого, кто бы, попробовав крошечный кусочек, тут же не забывал про свои диеты и пристрастия, про то, что он не любит пироги с капустой и вообще, кто печёт сам в наш нынешний век, и не накладывал с радостью на свою тарелку всего по одному, отчего в животе потом приятная тяжесть и хочется бесконечно сидеть за столом, чаёвничать и вести беседу...
My granny is a master of baking. Her unbelievable leavened pies with meat and cabbage or with quince, her pasties with apples, potato or jam, her sweet and soft buns are one of my touching and enchanting remembrances from the childhood. I know nobody who, having tried a piece of her bakings, forget all his diets or wishes, forget that he dislikes cabbage pies or just who-in-this-century-still-bake-himself and put everything to try, after that, sitting with a full and happy belly and wishing to sit more and more with a cup of tea and chatting....

До сих пор моя любимая бабушка - самый главный наш авторитет по части выпечки. И хотя она сейчас далеко от меня, я живо могу представить, как она наливает чашку крепкого, ароматного чая, берёт мою булочку, откусывает и через мгновение говорит: "А что, по-моему, очень вкусно!"
Till now my granny is the best authority when talk about baking. Despite the fact she's very far from me now, I can easily imagine how she pours a cup of strong tea, takes one of my rolls, tries it and says then: "Well, I think it's very tasty!"

ВНИМАНИЕ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ПРОЕКТА! ЖДУ ССЫЛОК НА ВАШИ СООБЩЕНИЯ В КОММЕНТАРИЯХ К ЭТОМУ ПОСТУ. :)
ATTENTION TO ALL THE PROJECT PARTICIPANTS! I WAIT FOR THE LINKS TO YOUR POSTS HERE, IN COMMENTS. :)

24 марта 2011 г.

Футляр для зеркальца - Mirror pocket

Ещё одна отдыхалочка в удовольствие. Вчера я получила от Cross Stitcher своё зеркальце взамен разбитого  (бесплатный набор) и тут же вышила к нему футлярчик, как и полагалось.
Ах, как же мне нравится новый образ моего любимого журнала!
One more having-a-rest-stitching. Yesterday I recieved my replacement mirror from Cross Stitcher (a free kit) and stitched the pocket as it had to be. 
Oh, how do I like the new image of my beloved magazine!

22 марта 2011 г.

Птички-невелички - Tiny birds

В качестве отдыха за один вечер смастерила вот таких птичек. Это бесплатный набор к журналу Cross Stitcher.
Секрет птичек прост: вышивка и немного фетра.

As a relax I stitched these tiny birds in the evening. It was a free kit with Cross Stitcher magazine.
The birds' secret is simple: cross stitching and a little bit of felting.

21 марта 2011 г.

Салфетка под футляр для линз - A placemat for the lenses' container

Я много лет носила очки - они были с довольно толстыми стёклами, и те, кто носил такие, знает всё их неудобство. Так что когда случилась возможность сменить их на тоненькие контактные линзы, радости моей не было предела! Вот уже 9 лет я являюсь их самой искренней поклонницей!
I'd been wearing glasses for many years - they were rather thick and those, who wore them, knew all the discomfort they gave. So, when there was an opportunity to change them for thin contact lenses, I was very happy! It has been 9 years now since I'm their devoted fan!

Конечно же, там где линзы, там и целый ряд сопутствующих к ним предметов, включая футляр для хранения. Именно последний и доставлял мне некоторые неудобства. Во время использования он оставлял мокрые следы от раствора на нашем комоде в ванной комнате, которые высыхали некрасивыми белыми соляными разводами. Тут просто необходимо было приложить свою рукодельную руку!
Of course, where you have lenses, there you have a range of additional products, including a keeping container. The latter brought me some discomfort. While using it, wet traces were left at our chest of drawers in the bathroom, and then, the traces dried into ugly white salty stains. It was right the situation for the embroiderer to have a hand in!

  Один вечер позади, и вот она готова - маленькая льняная салфетка, вышитая петит-пойнтом через одну ниточку. Теперь всё в ванной будет чисто и аккуратно!
One evening passed and here it is, a small linen placemat, stitched with petit-point across one thread. Now our bathroom will be clean and neaty!


20 марта 2011 г.

Викторианский дом - The Victorian House

Я начинаю серию переводов из книги "Victorian fancywork" (Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974 г.) о Викторианской эпохе. Все иллюстрации взяты из книги. 

I begin a series of translations from the book "Victorian fancywork" by Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974, about the Victorian time.




ВИКТОРИАНСКИЙ ДОМ 
Общее обнищание [вызванное промышленной революцией и урбанизацией, прим.переводчика] проявило себя в том окружении, в котором жили люди. Промышленная революция, несомненно, вывела многие семьи на более лучший уровень жизни, по крайней мере, в некоторых аспектах. Некоторые дальновидные члены аристократии, такие как лорд Бриджвотер, отказались от своих земельных богатств в пользу промышленности и ловко достигли в ней лидирующего положения. У них были свои культурные традиции, на которые они могли опираться. Индустриализация же породила новый средний класс, потенциальных политических претендентов, чьи способности к инновациям позволили им разбогатеть. Это привело к изменению в их стиле жизни, к которому люди не были готовы. В их новой социальной нише не было устоявшихся традиций. 
 Аристократии, для того чтобы выжить, пришлось проявить ловкость и адаптироваться. Промышленная революция, в действительности, не слишком значительно повлияла на их образ жизни. Средний же класс, наоборот, неожиданно оказался в абсолютно непонятной ситуации. Для того чтобы заполнить свои жизни, им пришлось начинать с самого начала. Хотя они без всякого сомнения последовали примеру благородной части общества, они всё же были вынуждены искать свои собственные способы времяпрепровождения.
Не избежала этого и физическая составляющая жизни, которая стала не менее пышной, чем у высшего класса. В действительности, семьям очень успешных дельцов нравилось некоторое излишество. Они жили в огромных, модных домах и зачастую даже владели помещичьими усадьбами. Состоятельный средний класс хороший питался. Романы викторианской эпохи часто описывают людей этого класса, жадно поедающих обильную пищу. Однако в то время как процветающие дельцы и промышленники жили на уровне аристократии, другие представители среднего класса были менее успешными. Их семьи занимали маленькие, близко расположенные друг к другу дома. Клерки и прочие представители низшей части среднего класса жили даже ещё более ограниченно, в домах ленточной застройки, в которых узкая прихожая открывается сразу в гостиную и кухню, а наверху расположены две спальни. Передвижения были ограничены, железные дороги ещё только строились, и типичным способом добраться куда-либо была прогулка пешком.
Для переезда из города в город использовались дилижансы. Они были комфортабельным и действенным транспортным средством, проходя путь от Эдинбурга до Лондона за два дня. К началу 1830-х годов в Британии было около 3000 дилижансов, которые являлись наиболее быстрым способом путешествовать. Однако подобные поездки были дорогими. Поездка из Бирмингема в Лондон стоила 1 фунт, в то время, как большая часть рабочих получала менее этой суммы в неделю, а ведь они ещё должны были что-то есть. Так что дилижансы редко перевозили больше, чем дюжину пассажиров за раз. 
 Люди продолжали ходить пешком. В битком набитых городах также жили и животные. Они были нужны для того, чтобы тянуть дилижансы, телеги и омнибусы. Поскольку продукты нельзя было долгое время сохранять в свежем виде, в городе также содержали коров для получения молока и мяса, причём забой производился там же. Добавив ко всему этому фабричные выбросы, ясно, что воздух в большинстве городов был сильно загрязнён, особенно зимой. Часто наблюдался удушающий смог. Улицы были грязными. Большинство дорог в городах подметались только раз в две или три недели. Растительность практически отсутствовала. Бедняки копались в канавах поисках неаппетитных, но съедобных объедков. Часто вспыхивали эпидемии. Промышленность распространилась по всей нижней части города, так что новые улицы, на которых проживали рабочие, имели проблемы с канализацией. Появились трущобы. Само слово «slum» [трущобы] впервые было использовано в 1820-х, происходя от старинного провинциального слова «slump», обозначающего «влажная трясина». В нижненемецком, датском и шведском языках слово «slam» означает «болото», что точно отображает описание трущоб. 

Представители среднего класса искали для проживания более приемлемые части города, обычно на внешних склонах. Однако даже если им и удавалось держать нищету на расстоянии, они не могли сделать её невидимой. Им по-прежнему приходилось жить достаточно близко к работе и центру города. Город был серым и грязным явлением.
Однажды переступив некую психологическую границу, от всего этого хотелось надёжно отгородиться. Однако даже дома жизнь могла быть безрадостна. Большинство комнат отапливалось угольными каминами, дающих обильную копоть. Тяжёлые шторы, сдерживающие холод из окон, даже не давали проникнуть внутрь свету. Комнаты были заполнены громоздкой мебелью и безделушками. Водопровод отсутствовала, и до середины 19-го века существовало всего несколько туалетов с проточной водой. Электричества ещё не было, хотя с ним уже проводились эксперименты, а первая обширная подача электроэнергии состоялась в Нью-Йорке только в 1882 году. 
Окружающий мир практически не проникал внутрь викторианского дома. Телеграммы не были изобретены вплоть до 1850-х годов; телефоны –до 1875 года. В первой половине века ни одна ежедневная газета, кроме The Times, не продавалась тиражом более нескольких тысяч экземпляров. Освещение осуществлялось масляными лампами, дающими очень тусклый свет, либо газово-угольными горелками. Однако удивительный газ не давала большого преимущества перед маслом. Первая газовая компания появилась в 1812 году, и изначально газ горел открытым пламенем. Официальные стандарты требовали, чтобы горелка была эквивалента яркости двенадцати свечей, однако этого было недостаточно и качество свет было плохим. Газокалильная сетка, которая была относительно эффективнее, распространилась только к концу века. Однако к тому времени уже появилось и электричество, что было просто замечательным.
Уважаемая семья викторианской эпохи, даже из обеспеченного среднего класса, имела мало возможностей для развлечения. Существовали публичные концерты, однако до открытия концертных залов было ещё почти 50 лет впереди. В 1840 году начали возобновлять парки в качестве опоздавшей замены для уничтоженных открытых пространств, ранее поглощённых домами. Публичные библиотеки же были открыты только спустя ещё несколько лет. Женщины были вынуждены заниматься такими домашними развлечениями как музицирование или вышивка. Подобное времяпрепровождение привносило немного яркости в их бесцветные и ограниченные жизни. 


18 марта 2011 г.

Развивающий коврик для доченьки - Playing mat for my daughter

Этот коврик я закончила вчера. Он был моим трепетом, мои ожиданием, моим пыхтением и сопением. Никогда раньше мне не приходилось вкладывать столько аккуратности и старания в абсолютно незнакомом мне деле!
I finished this mat yesterday. It was my awe, my expectation, my panting and puffing. Never before I had to put so much carefulness and diligence in a thing, totally unknown to me!

Основа - вышитые мотивчики с месяцами в рамках робина. Схема взята из Kerestszemes magazin. Снаружи сделаны фигурки в технике аппликации из ткани и фетра. Каждая фигрука имеет отношение к своему месяцу. В оформлении также использованы пуговицы, вышивка лентами и немного бисера. Всё сшито очень прочно. Внутри плотная прокладка, задничек из мягкой фланелевой ткани.
The base consists of calendar motifs, stitched in the Round Robin. These designs are taken from the Kerestszemes magazin. Outside them figures are made in applique and felt techniques. Every figure refers to an appropriate month. For the mounting buttons, ribbon embroidery and a few beads are also used. Everything is sewn very toughtly. There's a padding inside, the back is made with a soft flannel.

Коврик сшит полностью на руках, поскольку машинки у меня нет. Cворачивается в виде рулончика и легко может быть взят с собой в дорогу.
The mat is sewn tottaly by hand as I don't have a sewing machine. It can be rolled up and easily taken to a trip with you.


16 марта 2011 г.

Проект "Вкусные пятницы" - Project "Tasty Fridays"

Я объявляю один очень интересный, как мне кажется, и очень вкусный проект! Его идея была придумана Загадочной, однако я дополнила и значительно расширила первоначальный вариант.

I announce an opening of a new interesting (at least, I think so) and tasty project. Its idea was created by the other lady but I developed it much and broadened.

Проект называется ВКУСНЫЕ ПЯТНИЦЫ. Что же это такое?
1. Каждую последнюю среду месяца все желающие участвовать в проекте получат от меня рецепт какого-нибудь блюда. Рецепт будет достаточно простым, однако неизбитым и неоднократно провереным. И конечно же, очень вкусным. :)
2. Каждую последнюю пятницу месяца мы все вместе будем публиковать сообщения  с результатом готовки, самим рецептом и фотографией блюда.
3. Самое главное!  Рецепт должен сопровождаться творческой составляющей. Это может быть рукодельная мелочь-безделушка, коллаж из фотографий, музыкальный фрагмент или песня, стихотворение, лирическая зарисовка - всё, что угодно. Главное, эта творческая составляющая должна, как вам кажется, отражать настроение блюда, создавать подходящую к нему атмосферу.
4. Проект годовой, то есть всего будет 12 рецептов. Вы можете пропускать одну или несколько пятниц, на итоговый результат (см. пункт 5) это влиять не будет. Также не будет учитываться художественная ценность фотографии блюда - это не конкурс фотографий. :) Однако, опубликовав сообщение, вы обязаны выполнить пункт 3 данных правил.
5. По итогам проекта я субъективно выберу двоих, чьи творческие изыскания понравились мне больше всех, и одарю их небольшими подарками. Количество победителей может быть увеличено.
6. Для записи в проект оставьте свой комментарий и пришлите мне на почту пустое письмо с заголовком "Вкусные пятницы", чтобы у меня был ваш e-mail для отправки рецепта.
7. Начало проекта - 25 марта, рассылка рецепта 23 марта. Вступить в проект можно до конца апреля.
Присоединяйтесь!


The project is titled TASTY FRIDAYS. What is the point?
1. Every last Wednesday of the month all who wants to participate will recieve from me a recipe. It will be considerably simple, but often used and not trite. And of course, very tasty. :)
2. Every last Friday of the month we all together will create a post with this recipe, its result and a picture of the dish .
3. The most important part! The recipe ought to be followed with a creative component. It can be a handmade trinket, a picture collage, a piece of music or a song, a poem, a lyric sketch - anything you want. The creative component should reflect the mood of the dish (as you think it is) and create an appropriate atmosphere.
4. It is an annual project, so there will be 12 recipes. You can miss one or some Fridays, it will not influence the final results (see paragraph 5). I will also not take into account an artistic value of the dish picture. It's not a picture competition. :) But when posting, you ought to follow paragraph 3 of these rules.
5. According to the project results I will subjectively choose two people, whose creative components seemed to be the best to me, and sent two small gifts for them. A number of winners can be increased.
6. To participate in the project leave a comment here and sent to my e-mail an empty letter titled "Tasty Fridays" to let me have your e-mail to send the recipes.
7. The project starts at the 25th of March, the recipe will be sent st the 23th of March. You can enter the project until the end of April. 

Join!

ССЫЛКА НА БАННЕР ПРОЕКТА - LINK TO THE PROJECT BANNER

9 марта 2011 г.

Великая женщина о рукоделии - The great woman about a needlecraft

Этот текст меня очень тронул и мне бы хотелось, чтобы с ним познакомилась каждая рукодельница.
This text really touched me and I would like every needleworker ro read it. It was written by Elisabeth of Wied, widely known by her literary name of Carmen Sylva. Please, look for the text called Introduction here.

Введение к книге по плетению кружев «The art of tatting»

Елизавета Нойвидская (вдовствующая королева Румынии), известная также под псевдонимом Кармен Сильва, февраль 1910 года.

Перевод Светланы Лендел, цитируется по "Victorian fancywork" by Lilo Markrich and Heinz Edgar Kiewe, Chicago, 1974. Фото и обложка взяты здесь.

В наши дни «женская работа» стало фразой с таким разнообразным значением, в отличие от прежних времён, что кто-то просто обязан объяснить, что же это значит. Когда я говорю о женской работе, я не имею в виду мужской труд, выполняемый женщинами; я также не имею в виду ни амазонок, ни тружениц, поскольку они бесполы. Я имею в виду работу женщин, который могут позволить себе оставаться дома, иметь десять или двенадцать детей и быть счастливыми, воспитывая их, чтобы они выросли умными, полезными и хорошими людьми. Эта книга написана для таких женщин.
Женщине-амазонке, женщине-труженице, женщине-мужчине не нужно даже открывать её. Однако уединённая женщина, у которой есть время для чтения и размышлений, получит удовольствие от повторения некоторых из наших выдумок, а также придумает свои собственные.
Для уединённой женщины эта книга станет компаньонкой. В процессе чтения есть много прелестных работ, которыми стоит заняться, гораздо более прелестными, чем вязание. Сегодня ручной труд стал роскошью, поскольку практически всё полезное и необходимое изготавливается машинами. Давайте же позволим роскоши быть столь прекрасной, насколько мы сможем.
Я часто жалею мужчин. В первую очередь потому, что они не знают радости материнства, а затем потому, что они лишены нашего лучшего утешения – рукоделия. Наше рукоделие гораздо лучше их курения, оно так ненавязчиво и скромно. Наши тихие иглы или челноки, или любой другой инструмент, который мы используем для создания нашего скромного искусства, - это наш истинный друг, верный компаньон, очень трудолюбивый и очень тактичный. Иголка или челнок никогда не потревожат нас, прялка или ткацкий станок чуть громче, но о, какой прекрасный этот звук! Даже вязание является удовольствием, поскольку занимает наши руки, когда мы тревожимся.
Какая эта поддержка, когда во время беседы у нас нет желания возражать; мы умолкаем, над чем-то очень замысловатым, и никто не может догадаться о том маленьком вулкане, который спрятан под лавой нашей работы.
Некоторые мужчины не любят, когда женщины занимаются рукоделием. Они совершают ошибку. В действительности, мы едва ли можем сделать с этим что-нибудь, поскольку наши праматери не занимались ничем иным. Один мудрый сельский священник разрешил женщинам вязать во время его проповедей. Никогда ещё он не имел столь внимательных слушателей: никто из них не уснул, что нередко случается с измотанными женщинами, когда он наконец-то присядут. Они становятся сонными и не могут держать свои глаза открытыми. Позвольте же им вязать или плести кружева, и они смогут повторить почти каждое услышанное ими слово.
Сколько заботы и страданий, сколько глубокой тревоги, сколько печали и грусти вложено в эту молчаливую женскую работу. Люди всегда должны смотреть на неё с благоговением и почтением, не только из-за терпения, которому она учит, но более из-за молчаливой, скрытой в ней боли. Многие женщины могут сказать: «Какое это благословение, что моё рукоделие не может говорить! Это было бы крайне поразительно, если бы оно вдруг пробудило свой голос и стало открывать все те мысли, что были скрыты под его крылом».
В женской работе спрятано много слёз, много сдержанных вдохов, много несказанных слов, которые, будучи произнесёнными, нанесли бы непоправимый вред.
Роскошь? Возможно! Однако в этом гораздо больше успокоения, чем роскоши, гораздо больше отдыха, чем тревожной усталости от зарабатывания на кусок хлеба!
Не относитесь с презрением к нашим иголкам и челнокам, не думайте, что наши мысли становятся мелкими от них! Матери великих людей могли только вязать или шить. Тканная работа Пенелопы стало символической.
Я абсолютно средневекова в своих вкусах. Мне нравится вид хозяйки дома в башне, любующейся своими землями и занятой рукоделием вместе со своими смеющимися и поющими служанками, которые ткут или вышивают вокруг неё. Не нужен никакой менестрель, а уединение не становится гнетущим.
Женщина почти всегда находится в уединении, даже когда она занята по хозяйству или делает мужскую работу. Только когда она становится частью машины, она перестаёт быть женщиной.
Есть ли более прекрасная картина, чем вид румынской сельской девочки, в её красной или оранжевой юбке, жёлтом платке поверх чёрных локонов, с окаймлёнными чёрным огромными сияющими глазами, с зелёным кувшином на голове, идущей через поля и наматывающей нитки; или женщины, завёрнутой в складки своего белого или жёлтого покрывала, сидящей и ткущей на своём станке?
Женская рука никогда не бывает более изящной, чем когда занята маленьким произведением искусства.
Откройте нашу книгу, дорогие уединённые, одинокие, взволнованные или довольные женщины, которые не обречены на зарабатывание куска хлеба тяжёлым трудом, и подумайте о тех умиротворяющих часах, которые принесёт вам эта книга, и вы почувствуете, сколько любви мы вложили во время публикации этого плода нашего собственного одиночества.

5 марта 2011 г.

Клэр Коулс – Claire Coles


My English readers can read the article as it is  from the magazine:
   
  
Cross Stitcher 237, April 2011
КЛЭР КОУЛС
Вкус к винтажным орнаментам привёл Клэр Коулс на путь производства вышитых обоев.
Интервью подготовила Джуди Дарлей
Обработка и перевод на русский Светланы Лендел

В последнее время мир интерьеров домов захлестнул бум на роскошные предметы текстиля, сделанные вручную. Клэр Коулс – одна из немногих дизайнеров, кто был у самых истоков этой волны. Работая в своей лондонской студии, она приобретает в антикварных магазинчиках винтажные бумажные обои и даёт им новую, современную вторую жизнь, расшив их вручную.
«Мне всегда нравились сочетания материалов и фактур, - говорит Клэр, - но я начала вышивать только на третьем курсе университета. Меня затянула работа с текстилем».
Клэр запустила свой собственный дизайнерский бизнес в 2003 г., сразу же после окончания университета в Мидлсекс со степенью по прикладному искусству.
«Я не была уверена в том, что мне делать по окончанию университета, однако за свой выпускной проект я получила два вознаграждения, - говорит она. – Свою первую вышивку я делала на заказ для Liberty в Лондоне. Я немного оправилась от своей неуверенности и была так взволнованна от того, что кто-то хочет купить сделанную мною вещь. Вышивку повесили в магазине, а я так и не могла поверить, что её выполнила я!»
Это дало Клэр уверенность в своих дизайнерских силах, она начала создавать небольшие вещицы по приемлемым ценам, такие как броши и гобелены. Она также подала заявку на открытие студии в Cockpit Arts, общественную организацию, которая позиционирует себя как «единственную в Великобритании стартовую площадку для креативного бизнеса», и взяла от них столько помощи и поддержки, сколько было возможным.
Вскоре Клэр обнаружила, что хотя ей нравится создавать небольшие вещи, ей также очень хочется увеличить масштаб своих работ. 


Уклон в создание вышитых обоев был естественным продолжением интереса Клэр к орнаментам, которые она находила на блошиных рынках и лавках старьёвщиков.
«Я начала собирать винтажные обои просто потому, что мне нравились рисунки на них, - говорит она. – Я хотела найти способ дать этим обоям вторую жизнь в новом, современном виде. Вышивка казалась лучшей возможностью для осуществления этой идеи, это средство, где вы можете довольно свободно играть с материалами и комбинировать их».
Через некоторое время Клэр нашла свой собственный метод преобразования и украшения обоев вышивкой. 

«Я получаю вдохновение от найденных мною обоев. В каждом заказе, который я выполняю, клиент также что-то вносит в дизайн, так что моё творчество всегда растёт, - говорит она. – Просмотр старинных обоев и способов их использования также оказывает значительное влияние на мою работу».
Сначала Клэр вырезает цветочные мотивы и орнаменты из различных источников, а затем делает из них коллаж.
 «Шёлк, кожа и фетр обогащают дизайн, а затем я вручную расшиваю коллаж. Мой стиль вышивки довольно свободный и  расслабленный, я думаю о нём, как об эскизе с помощью ниток, так что мои дизайны выглядят романтичными и воздушными».
Таинственный вид работ Клэр привлёк внимание ряда магазинов, а также средств массовой информации. Среди тех глянцевых изданий, которые проявили интерес к работам Клэр, можно выделить Elle Decoration, Vogue, Country Living, Grand Designs Magazine и Homes & Gardens.
Значительная часть такого успеха связана с практическим подходом Клэр. «Я полагаю, это важно думать о том, как твои идеи могут стать объектами искусства или предметами для продажи. Кто будет покупать ваши дизайны? Где вы собираетесь продавать свои работы? Несмотря на то, что обои являются основным бизнесом для меня, я также занимаюсь дизайнерской работой и продаю подарки. Важно уметь адаптироваться».
За последние полгода, по словам Клэр, она наконец-то смогла почувствовать, что её бизнес стал таким, каким она его представляла.
«Я только что переехала в свою новую студию, интерес к моим дизайнам растёт. Однако одним из лучших моментов было видеть мою работу в окне Selfridges (сеть крупных магазинов, прим. переводчика), когда я только-только закончила университет».
Не позволяя себе самодовольства, Клэр продолжает поиски новых возможностей для применения своего таланта в новых направлениях.
«Сейчас я занимаюсь двумя частными заказами на обои, разрабатываю новую серию открыток и работаю вместе с подругой над текстильным дизайном для индустрии моды».
Самым главным достижением для Клэр, конечно же, является получаемое от работы удовольствие. «Производство вышитых обоев для частных клиентов действительно приносит удовлетворение, - говорит она. – Это достаточно длительный процесс, но когда я вижу, что мои обои наклеены в комнате и оживляют её, это самое лучшее чувство на земле!»


ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ
Клэр рассказывает о радостях и горестях своей жизни и карьеры

КАКИМ ОБРАЗОМ ТЫ СТАЛА ДУМАТЬ О ШИТЬЕ НЕ КАК О ХОББИ, А КАК О КАРЬЕРЕ?
Обычно я проводила большую часть своего свободного времени за рисованием. Я начала вышивать только в университете, так что, полагаю, я всегда относилась к вышивке с карьерной точки зрения. Я просто не могла представить себе, что буду заниматься чем-то иным!

ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, ЧТОБЫ РАССЛАБИТЬСЯ?
Мне нравится готовить, посещать музеи и концерты. Я живу в западной части Лондона, так что по выходным я стараюсь выбираться на велосипедные прогулки. Я выросла в Норфолке, потому люблю выбираться из Лондона на природу или на море. Это освежает мои мысли. Иногда в Лондоне я как бы замыкаюсь и забываю обо всём окружающем меня мире.

ВЫШИВАЛЬНОЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, О КОТОРОМ МЕЧТАЕШЬ?
Я бы хотела получить длинную швейную машину с опорной стойкой, чтобы перестать сворачивать обои.

КАКОВА НАИБОЛЕЕ ТЯЖЁЛАЯ ЧАСТЬ ТВОЕЙ РАБОТЫ?
Продажа дизайнов. Мне нравится создавать, однако я поняла, что продвигать свои работы на выставках очень трудно. Я не слишком хороший торговец!

ЧТО ТЕБЕ БОЛЬШЕ ВСЕГО НРАВИТСЯ В СВОЕЙ РАБОТЕ?
Мне нравятся единичные дизайны. Это означает, что я никогда не устану от своего творчества. Сделать целую комнату или обои похоже на создание гигантского полотна, и мне нравится видеть, как их приклеивают на место.

Вы можете больше узнать о Клэр и её дизайнах на её сайте.

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...